Где лежит страна Лимония? Дистанция 2. Русская

Что бы я тут ни живописала, не слушайте, бросьте. Берите билет и смотрите, дышите, пейте. Тем более, что русских следов тут наслежено вкупе с примазавшимися. Это – русское приволье, Амальфи.

Мы там его обсели как положено. Я о старых русских, не о новых. Они знали, где постигать пять сущностей Амальфи: виноград, благословенные лимоны, оливковое масло мягкое, мед акациевый, томаты божественные. Помидоро!

Я видела помидор, впившийся в скалистость склона гор в Позитано. Такой партизан на камне… Мне разрешили ягодку скушать. О Боги, дайте мне яду – больше такой я не съем в моей жизни. Сахар-мед-нектар-амброзия… А дух резкого растертого в руках помидорного листа, от которого сутки руки не отмыть...

По русским местам? А что, поехали. Вернее, поплясали: Дягилев, Мясин, его любовник-ученик, Мишка Семенов, пьянь миллионерская. Боже, какие люди… По пьянке бежав от большевиков, убив из-за балеринки кого-то там на дуэли, Микель Семенов хиппует то в маяке, то замки отстраивает. Для балета. Купил по пьяни остров Ли Галли, и перестроив замки гением Ле Корбюзье, устроил там рай для терпсихор голубого розлива. Нижинский всякий там… Стравинский там на фоно им петрушкой прыгал.

Дягилев притащил туда ненормального Пикассо, в эту балетную голубую русскую тусовку. (И обрел тот себе моногамию в виде русского розлива Олечки Хохловой. Удивитесь вместе со мной: все роковые бабы Пикассо кончали с собой или в психушке – какой же был мужик!). Русские там наследили – до сих пор самые престижные фестивали там, в сказочном Амальфи.

Если где-то в мире есть место с пометкой «шик роскоши», изысканности, место, где престижно гордиться крезовостью, местом, где на плитках этрусских, среди каррарского мрамора, валяются собаки и хиппующие звезды, великие люди пера нашего века, поблевавшие с перепитку через балкон виллы или написавшие там же и тут же всякую Гернику, поставившие на музычку Сати под малюночки Пикассо там всякого Жана Кокто чудо-балет «Парад», снявшие ленту «Карусель» среди расслабона с Софи Лорен (как наш хиппи Мясин), то это ваше место. Оно всехнее. Всемирная оттянучка гениев и геев, эстетов, мини-эстетов и пока временно нормальных. Сюда припадают жить, творить, увидеть-и-умереть, искать вдохновения, любить, пить вино, баловать с наркотиками, впадать в экстазы, стреляться и бросаться со скал...

Что нужно сделать: это как раньше на богомолье на Руси ходили только пешком, так и на Амальфи (от Сорренто, скажем) пройти пешком или байкнуть все 50 миль. И не спеша всюду остановиться. И припасть, и зайти в Зеленый грот, если я вам еще про Голубой грот не рассказала. Бог с ним, он – популярка каприйская. А этот с изумрудной водой – айда? Кто изумруды расплавленные любит? Что нужно еще сделать: не упустить все 50 миль, пересев в катер, обсмотреть снизу вверх, видом с моря.

А как не спуститься (ух! сверху туда даже смотреть страшно) в ущелье рыбаков – 18 домов в лощине между отрогов. Пешими ступенек 300. Спросить свежей рыбки или там чего они с утра словили. Сеньора рыбака, вся в черном (в темно-красном – это вам в Москве, на Арбате, будет петь наша Дали, а тут замужние все в черном до полу на голое тело, и исподнего вообще не носят) с не очень чистыми ногтями вынесет вам на простую лавку под лимонным деревом Нечто (фрутти ди маре, сеньоре, пор фаворе, тутти фреско! – гласные тяните во рту, так вкуснее) с дымком, вино в кувшине глины местной плюхнет (о керамике местной можно сложить отдельную оду!), но лимончелло стопочкой, мерно отмерит – вам же еще дальше рулить по Амальфи.

Остановите меня, боги! Две речки-говнотечки с высокой горы Фортепиано (А?!) текут: Майори и Минори. Славные деревеньки прилепились чудом к скалам – Майори и Минори. Террасы лимонов, следы бомбежек. Памятник освободителям. В 1954 году разлилась горная Майори, смыла и Майори-деревеньку, и Минори. А люди вернулись и не спеша отстроились.

Остановите меня, боги! Сжальтесь, пор фаворе... ради этих пятидесяти лимонных миль.

© 2012 All rights reserved. Designed by Никита Асауляк